Маршрут «Коммунар – музей под открытым небом».

История становления поселка Коммунар (первое его название Мерзлая Слободка) уходит в далекое прошлое, когда казанские татары, изыскивая удобные и спокойные пути для нападения на галицкие и костромские земли, обратили свое внимание на реку Шую, текущую по землям безлюдным и дремучим. Именно это стало причиной основания здесь поселений. Для привлечения желающих жить в дремучем и опасном краю, власти предоставляли новоселам значительные льготы – освобождали от налогов и пошлин. Отсюда и название – слобода. Такое название носили любые населённые пункты, жителям которых предоставлялась пусть даже частичная и временная свобода. Вероятно именно так в XVI веке неподалеку от Шуи была основана Мерзлая Слободка. Согласно данным переписи 1617 года в Мерзлослободскую волость входило 10 деревень. В 1620 году волость была дарована в вотчинное владение князю Фоме Дмитриевичу Мезецкому, за его участие в обороне Москвы в 1618 году. Позже эти земли часто переходили из рук в руки. 

ХРАМ

В 1648 году в Мерзлой Слободке была построена деревянная успенская церковь. С этого времени населенный пункт стал носить два названия: неофициально – село Елкино, и предназначенное для государственных бумаг – село Мерзлослободское. Первая церковь простояла в селе почти 90 лет. В 1736 году по прошению прихожанина храма помещика Таптыкова была посторена новая церковь, которая простояла еще 85 лет. Храм, который сохранился до наших времен, был построен в 1821 году.

ПАМЯТНИК АДМИРАЛУ В.Я. ЧИЧАГОВУ

Среди ёлкинских землевладельцев были люди разные, одними из них – адмиралы.

14 август 2015 года в деревне Старово, где располагалось поместье дворянского рода Чичаговых, был открыт памятный знак адмиралу Василию Яковлевичу Чичагову.  Безусловно, это событие стало одним из значимых событий в истории района. Также в этот день были освящены первые венцы часовни  в честь потомка Василия Яковлевича – митрополита Серафима Чичагова.  

В.Я. Чичагов родился 2 февраля 1726 года в усадьбе Старово Макарьевского уезда Костромской губернии в дворянской семье. Чичагов, Василий Яковлевич

адмирал, известен своим участием в Шведской войне 1789—1790 гг. Родом из дворян Костромской губернии, Ч. родился 28-го февраля 1726 г. и среднее образование получил в Морском училище (школа навигацких наук), учрежденном Петром Великим в Москве, по окончании курса в котором уехал в Англию с целью пополнить свои знания. 10-го апреля 1742 года он был зачислен во флотскую службу гардемарином, а в 1744 г. получил назначение состоять при Ревельской береговой команде, через год был произведен в мичманы, и в 1751 г. был назначен корабельным секретарем. Через три года он получил чин лейтенанта, а в 1757 г. совершил свое первое плаванье на фрегате "Св. Михаил", отправленном "по секретной комиссии" в Зунд. Из Ревеля в Кронштадт он вернулся уже в качестве командира названного судна. В 1758 г. он получил чин капитан-лейтенанта, через 4 года — капитана 2-го ранга, в том же 1762 г. он состоял при проведении из С.-Петербурга в Кронштадт корабля "Святая Екатерина". В 1763 г. он был командирован в Казань для освидетельствования заготовленного на пристани леса, а в следующем году он, уже в чине капитана 1-го ранга, командует кораблем "Ревель".

1764—1765 гг. выдвинули Ч. из среды его сверстников. По инициативе Ломоносова, указом 14-го мая 1764 г. была снаряжена  экспедиция в Ледовитый океан, имевшая целью исследовать путь через Полярное море к Камчатке. Летом и осенью были сделаны приготовления, а в 1765 г. Ч., назначенный начальником экспедиции, состоявшей из трех судов, вышел в море из Колы, куда он прибыл в сентябре 1764 г. Плавание было неудачное. Экспедиция сразу была задержана льдами и принуждена была зайти в Клокбайкский залив на острове Шпицбергене и некоторое время оставаться там. Выйдя в начале июля в море, Ч. взял курс на запад, но сплошные льды, встреченные экспедицией, заставили его повернуть на север. Посоветовавшись с капитанами судов, Ч. повернул к Архангельску, куда и прибыл 20-го августа. В С.-Петербурге остались недовольны результатом экспедиции . В следующем году Ч., командуя теми же тремя судами, снова вышел в море с прежнею целью — отыскать морской путь через Северный Ледовитый Океан в Камчатку. На этот раз экспедиция тоже не имела успеха. Ч. вернулся обратно, так как не было никакой возможности пробиваться через встречавшиеся льды. Несмотря на неудачу, он, за двукратное плаванье в Северный океан, был награжден половинным жалованьем в пенсион.

В 1768 г. он занял должность главного начальника Архангельского порта, в которой и оставался до 1770 г., когда, получив чин контр-адмирала, был вызван в С.-Петербург. В том же году он, командуя эскадрой, плавал до острова Готланда и, по возвращении, был назначен главным начальником Ревельского порта, но в 1771 г. снова ушел в Балтийское море, имея флаг на корабле "Граф Орлов" и командуя эскадрой, а в 1772 г., начальствуя тремя кораблями, ходил в Средиземном море. В октябре он вернулся в С.-Петербург, был награжден орденом св. Анны и вступил в отправление своих обязанностей, как начальник Ревельского порта. В следующем году он был назначен главным начальником Кронштадтского порта и, командуя кронштадтской эскадрой, крейсировал до острова Готланда, имея флаг на корабле "Св. Андрей". В том же 1773 г. Ч. был командирован в Донскую экспедицию и, под командой адмирала Сенявина, защищал Керченский пролив от турецкого флота, причем не допустил его войти в Азовское море. Награжденный орденом св. Георгия 4-ой степени, Ч. 10-го июня 1775 г., , был произведен в вице-адмиралы и назначен членом Адмиралтейств-коллегии. в 1782 г. он получил чин адмирала и орден св. Александра Невского; . Назначенный командиром Балтийского флота и командуя эскадрой из 20-ти кораблей, Ч. 15-го июля 1789 г. встретился у острова Эланда со шведской флотилией, считавшей в своем составе до 22-х судов, и, после семичасового боя, принудил шведов отступить. 2-го мая 1790 г. произошло известное ревельское сражение. Шведский флот, состоявший из 26-ти линейных кораблей и разных других судов, напал на русскую эскадру, стоявшую под командой Ч. на Ревельском рейде; в эскадре этой было всего 10 кораблей. После упорного сражения, длившегося 2½ часа, шведы были разбиты, причем русскими был взят в плен 64-пушечный корабль "Принц Карл" и 300 пленных другой такой же корабль был сожжен. За ревельское сражение Ч. был награжден орденом св. Андрея Первозванного и пожалованием 1388 душ крестьян в потомственное владение.

По соединении ревельской эскадры с кронштадтской, Чичагов  блокировал шведский флот в Выборгской губе и, при попытке последнего прорваться, нанес ему решительное поражение, за что получил орден св. Георгия 1-го класса, шпагу с алмазами, серебряный сервиз и 2417 душ крестьян в потомственное владение. Кроме того, Екатерина II пожаловала ему дворянский герб при собственноручном рескрипте.

С воцарением Павла Петровича, Ч. в 1797 г., по прошению, был уволен от службы и последние годы жил в С.-Петербурге, где и умер 4-го апреля 1809 г. Погребен Ч. в Александро-Невской лавре.

В заключение для характеристики Чичагова, как человека, приведем отзыв о нем Екатерины II, взятый из письма Императрицы к Гримму от 14-го сентября 1790 г.: "Я не могу видеть Ч., чтобы не вспомнить слова князя де Линя о фельдмаршале Лаудоне, когда о нем кто-то спросил, по чему его можно узнать: “пойдите, — сказал он, — вы найдете его за дверью, сконфуженного своим достоинством и своими талантами”. Вот точное изображение моего адмирала".

В 1869 году в строй действующих кораблей вступил построенный в Санкт-Петербурге двух башенный броненосный фрегат первого ранга «Адмирал Чичагов».

Из десяти его сыновей большинство служило на флоте, а Павел Васильевич Чичагов стал морским министром, немало сделавшим для укрепления флота

Его сын, Павел Васильевич, был не менее знамит, правда в отличии от родителя слава его была скорее, скандального свойства. В 1812 году адмирал Чичагов, командуя Дунайской флотилией, должен был перекрыть Наполеону пути отступления в районе Березины и пленить его. Но Бонапарту удалось обмануть адмирала. Вследствие чего, Чичагову пришлось пережить целый шквал нападок и насмешек. Но Павел Васильевич не давал спуску тогдашнему советскому обществу и властям. Сторонник европейских, британских общественных и государственных порядков, он непримиримо относился к самодержавию и крепостничеству. Высказывая свои взгляды, Чичагов добился того, что о нем уже не могли слушать без раздражения ни Александр 1 ни его окружение.

Разойдясь во взглядах с властями, Чичагов уехал за границу, откуда более не вернулся.

СТЕКЛОЗАВОД

 В середине XIX века на берега Шуи приехал Николай Александрович Плотников – нижегородский купец, в собственности которого находились 15 заводов по России. Он решил инвестировать новое стеклянное производство на берегах Шуи. Мерзлая Слобода привлекла промышленника не только богатыми залежами песка, но и удобством сообщения. В 1850 году Плотников нанял управляющего немца – стекловара, который в кратчайшие сроки подготовил проект будущего завода.

Строительство завода и прилегающих к нему зданий заняло не один год. Помимо завода, Плотников завел стадо лошадей и коров, построил птичник. В 1872 году была зажжена стекло печь – завод начал свою деятельность. А. Н. Плотников распорядился построить необычный по архитектуре дом, который служил конторой и дачей купца. Рабочий процесс на заводе из года в год повторялся с цикличностью времен года. Летом значительная часть заводских рабочих занималась сельскохозяйственными работами в хозяйстве купца и на его собственных полях и сенокосах. К осени главный купеческий лабаз заполнялся зерном и другой сельхозпродукцией. Осенью и зимой на полную мощь работало стеклянное производство. Готовый товар – кухонная и химическая посуда, тазы, умывальники, бутыли под скипидар, оконное стекло и еще множество других вещей – все это тщательно паковалось, заколачивалось в ящики и свозилось в лабаз, на место, освобождаемое от зерна. С течением времени лабаз окончательно освобождался от зерна и заполнялся стеклом.  В это же время кипела работа на берегу Шуи, где собирались плоскодонные баржи. Весной, с началом разлива, баржи спускались на воду и начиналась погрузка. Баржи направлялись в Нижний Новгород. Из документов конца 19 века видно, что ни Н. А. Плотников ни его брат Иван Александрович ни каких прав на завод не имели – все имущество было записано на их матушку. Возможно, таким образом, купеческая семья находила лазейки, что бы уйти от налогов. К 1913 году стекловаренный завод был вполне процветающим предприятием, где выпускалось 1050 ящиков оконного стекла, 24 тысячи двухведерных бутылей, а так же огромное количество другой продукции. Но все рухнуло в 1917 году. Революция в Мерзлой Слободе заключалась в первую очередь в том, что местные жители развезли по своим домам скот и птицу, под разжились мебелью и прочим господским добром, поделили наработанную продукцию. Семейству Плотниковых повезло. Поговаривали, что они вовремя почувствовали ситуацию и еще до прихода большевиков к власти сумели влиться в первую волну эмиграции. В 1918 году местные жители, объединившись в артель, взялись за возрождение завода, и собственно сумели его запустит, хотя и работал он не в полную силу до 1922 года. В1922 году завод закрылся – не было средств на ремонт оборудования и сырья. Еще раз пробовали запустить завод в 1924 году, но на этот раз окончательно разладился технологический процесс. В конце 20-х годов на стеклозаводе была создана артель «Коммунар», в честь которой назвали и поселок. Был проведен масштабный ремонт, установлено  новое оборудование и в начале 30-х годов производство вошло в нормальный график. С помощью налаженного пресс – автомата впервые была произведена штамповая посуда: вазы, кружки, тарелки, пепельницы и т.д. Другой ассортимент: бутыли, оконное стекло, тазы, умывальники – по – прежнему выделывался в ручную. В 30-х же годах стеклозавод «Коммунар» стал, наверное, первым местом в районе, где впервые засиял электрический свет: здесь была установлена диковинная машина – локомобиль. ВОВ с первых же дней изменила ассортимент продукции. Основу производства теперь составила бутылка «мадера», которая шла на фронт и наполнялась знаменитым «коктейлем Молотова» - зажигательной смесью. Выпускались и стеклянные солдатские фляжки. Был и мирный товар – оконное стекло, кринки и другая посуда.   С окончанием войны завод вернулся к выпуску мирной продукции. В 1946 году в поселке появилась первая грузовая автомашина. С 1955 года стало выпускаться стекло для ламп и фонарей. В 1967 – 1968 годах на заводе проводился капитальный ремонт, ставилась новая печь, заменялось все оборудование.  Ремонт проводился практически всем районом. По окончании ремонта стеклозавод вошел в систему «Роспотребсоюза», выпуская специализированую продукцию – медовую баночку – бочонок. В 1976 году было выпущено 11 миллионов штук бочонков, а в 1990 – 17 миллионов. В этом же году была запущена в производство новая продукция – бутылка емкостью 0,5 литров. Силами стеклозавода в поселке ежегодно вводилось в строй 2 двухквартирных дома, был построен детский сад на 25 мест, школа на 135 мест, медпункт.  Трудности переходного периода стали практически непреодолимы в 1993 году. Потребители оказались не в состоянии оплачивать полученный товар. Долг заводу достиг 17 миллионов рублей, а оборотные средства окончательно иссякли.  В 1995 году замершее предприятие пытались восстановить. Но в 1998 году предприятие было признано не существующим.

Родник Казанской Божьей Матери одна из главных духовных достопримечательностей нашего края.
Нея неслучайно считается сердцем Костромской области. В нашем районе находится много родников. Эти святые места пользуются особой популярностью у горожан и гостей нашего населенного пункта. Родник Казанской Божьей Матери, который расположен на берегу реки Пожега за бобровой плотиной приблизительно в 800 метрах от трассы Нея-Коммунар, очень известен даже за пределами нашей области.
 Никто точно не знает, когда именно местное население стало замечать, что вода в этом роднике обладает целебными свойствами. Единственное, что известно о нейском роднике Казанской Божьей Матери точно - это то, что вода здесь исцеляет любые глазные болезни. Местные старожилы утверждают, что источник этот настолько древний, что даже их деды и прадеды приходили к нему, чтобы улучшить свое зрение.
Сегодня, как и много десятилетий назад, к целебному роднику Казанской Божьей Матери ежедневно приезжает множество людей со всех близлежащих населенных пунктов, надеясь и веря в то, что целебная вода этого источника поможет им навсегда позабыть о проблемах, связанных с заболеваниями глаз. Стоит отметить, что для того, чтобы родник этот и правда помог, необходимо верить в свое исцеление.
У человека родники пользуются особым вниманием и любовью. Родники дают начало большим и малым рекам, чистую воду. Веками, из поколения в поколение, передавались любовь к родникам.